Главная / Психология / Причины одиночества, которые ты придумываешь вместо того, чтобы решить проблему

Причины одиночества, которые ты придумываешь вместо того, чтобы решить проблему

Если одинокая девица говорит «Я одна, потому что я так хочу», вопросов это не вызывает. Но если она начинает придумывать различные неубедительные оправдания образа «Все мужики — козлы!» — дело совсем не в мужиках. Дело в ней самой — как ратифицирует наш автор Василий Дубинин

Причины одиночества, которые ты придумываешь вместо того, чтобы решить проблему

Нормальных мужчин не осталось

Сказала — как отрезала: нет нормальных, и все тут! И я, беспорочно сказать, с этим абсолютно согласен. Откроешь, бывает, статью на какую-нибудь острую социальную тему, почитаешь комментарии в соцсетях и соображаешь: нормальных нет. Но перепись идиотов можно и не читать, а вот если нормальных нет в жития — с этим нужно что-то делать. Например, перестать отрицать очевидное: нормальные кушать, просто кое-кто вообще не дает ни малейшего шанса появиться рядом. Потому что никакого «рядышком» у такой девы нет.

Она не знакомится в тиндере, потому что там сидят одни неудачники и маньяки. Она не знакомится в клубах, потому что она туда не ходит. Она не знакомится в социальных сетях, потому что это: 1 — моветон, 2 — ненадежно, 3 — малопонятно, как вообще сделать, это же не Мамба. Она вообще нигде не знакомится, а свое знание о том, что нормальных якобы нет, она почерпнула из обыкновенной, повседневной жизни. Где к ней клеятся только поддатые гопники и знойные продавцы мандаринов. Потому что они — джентльмены без ужаса, упрека и эмпатии. Потому что они не чувствуют главного: эта красивая барышня — ходячий комплекс неполноценности. Она уверена, что с ней что-то не так, и ни одинешенек нормальный, годный мужчина на нее не посмотрит. А значит — нормальных и нет, все попросту. На самом деле все еще проще: самооценку нужно поднять до уровня адекватной, и нормальные разом появятся.

Я слишком ценю свободу

И я совру, если скажу, что ценить там нечего. Обыкновенно есть что: девушка, ценящая личную свободу, как правило, умна, образована и успешна. Ей не необходим мужчина как ресурс: на свои хотелки она зарабатывает сама. Ей не нужен мужчина, как лекарство от тоски и одиночества: ей и с самой собой не скучно, и близких людей у нее тоже хватает. Ей не необходим мужчина для статуса: плевать она хотела на этот матримониальный статус. Ей не нужен муж для секса: вообще не проблема найти подходящего партнера на одну ночь или женатого возлюбленного, который будет ее навещать тогда, когда ей это нужно. То есть мужчина ей вообще не необходим, а вот свобода — очень нужна. И она носится с этой свободой, как курица с яйцом: ко-ко-ко, не отдам!

На самом деле независимость эта мнимая. Кто тебя, умницу, заставляет связываться с упырем, который видит идеальную женщину босой, беременной и на кухне? Кто тебя гонит замуж за домашнего тирана? И, в крышке концов, кто тебе мешает найти мужчину, который тоже ценит свободу — и свою, и постороннюю? Никто не мешает. Кроме твоего собственного страха. Вот сейчас придет Бука и отнимет игрушки, запрещение в чулане и заставит просо перебирать. И Бука этот, скорее всего, реальный, то кушать он и правда был когда-то: авторитарный папаша или муж-абьюзер. Вот с этим и нужно разбираться — с призраками прошедшего. И со свободой, которая на самом деле выглядит вот как: ты забиваешь все свое время, все свои думы и всю свою жизнь чем-то якобы очень важным, лишь бы ни один мужик не имел шанса просочиться в твое пространство. А то немного ли что, вдруг он тоже Бука.

Мужчинам только одного и надо!

Подразумевается — лишь секса. А только секс ты ему давать не хочешь, и совершенно, разумеется, справедливо. На самом деле этот тезис в корне неверен. Отворю тайну: нормальному, здоровому, взрослому мужчине вовсе не требуется столько секса, сколько о нем сообщают. Вокруг просто культ гиперсексуальности, и кажется, что все 80 килограммов среднестатистической мужской плоти — это подобный гомункул. Неразумный придаток к пенису. Но это не так. Нормальный мужчина любит секс и занимается им для наслаждения — и своего, и партнерши. Но нормальный мужчина — это не молодой кобелек, какой бежал в самом хвосте собачьей свадьбы, и вдруг ему счастье привалило: матерых «кобелищ», несущихся первыми, внезапно сбил автобус. Кобелька на этом месте и разорвать от счастья может. Мужа — нет. Потому что он, конечно, тоже животное, но животное все же разумное. Мы в состоянии контролировать свои инстинкты. Почти все.

А если некто когда-то был не в состоянии, если кто-то сделал тебе больно — я весьма сочувствую и желаю мерзавцу гореть в аду. Но все-таки надо с этим что-то мастерить. Обратиться к специалисту. Проговорить проблему. Залечить раны. Просто для того, чтобы не увечить себя дальше. Добровольный целибат — вредная штука, как ни крути. И для здоровья, и для психики. И для существования вообще.

Мужчины меня боятся

И одинокая дева говорит это даже с гордостью какой-то. Они все слабаки, а я — Зена, королева бойцов. На самом деле напугать мужчину нетрудно, проблема-то в другом: очень трудно потом выкарабкаться из капкана, в который сама себя загнала. С одной стороны — эмоция неполноценности, насаждаемое обществом: «Бедняжечка, такая крутая, а мужика-то у нее нет»; с иной — чувство собственной важности и превосходства над жалкими мужичонками, которое подпитывает эго и дает энергию для новоиспеченных подвигов. Упс, попалась! Нет бы разобраться, откуда изначально взялось желание топтать мужчин. Это обида (на папу, на брата, на бывшего), какая распространилась на весь мужской род вообще? Это месть ему в лице всех остальных? Чаще всего собственно так. Он скотина, конечно, кто бы спорил. Но все-таки к мозгоправу нужно сходить, он даст выговориться и угостит лакомыми таблеточками. И все пройдет. Потому что вот такая Зена, устав от одиночества, порой берет и рожает «для себя». И вдруг мальчика. И мальчику в этой ситуации не позавидуешь. Из него, в лучшем случае, вытянется чувак из следующего пункта.

Вокруг одни неудачники

Не буду даже спорить, это так. Только не вообще кругом, а вокруг конкретной особы. Только ей достаются алкоголики, нищеброды, неудачники, страшилы и вурдалаки. И не потому, что они ей нравятся — такие никому не нравятся, на самом-то деле, — а потому что ей нравится врачевать их истерзанные дави. Но едва ли у них эти самые души есть. Потому что ни один такой несчастненький еще не оценил дамской жертвы. И не оценит. Ему вкусно, ему тепло, хорошо и не дует; эта дура вокруг скачет, спасает, кормит, поит и ублажает, тащит на своем горбу, и делать ничего не надо: возлежи себе, обивку дивана протирай.

Нет, безусловно, нормальный мужик тоже может впасть в депрессию, заиграться с алкоголем, утерять работу или сломать себе обе руки, ковыряя в носу. И он примет женскую помощь и попечение. А потом встанет с дивана и скажет: «Спасибо, дорогая, я оценил, но дальней я сам». Но дорогая так не хочет. Принцип ее любви очень прост: «Ты должен быть нехорошим, чтобы я была хорошей; ты должен страдать, чтобы мне было кого спасать; ты не должен избавиться, иначе моя любовь кончится». Но это вообще не любовь. Это созависимость. Состояние, которое любую истощит морально и обратит в невротичку. И вот она вырывается из таких отношений (или, что гораздо чаще, ее бросают так или иначе (упырь или сбегает, или заканчивает бренное существование), она оглядывается кругом — ба! Да кругом же одни неудачники! Нет, дорогая. Это вокруг тебя одни неудачники. И их статные ряды так и будут за тобой маршировать, пока ты не научишься быть отдельной личностью, а не придатком к непригодному мужику. Пока не научишься любить себя, а не свою мнимую святость.

Источник

Смотрите также

Если ты была единственным ребенком: 11 преимуществ

Сестры и братья — это примечательно. Но если ты — единственная дочь своих родителей, в этом есть свои симпатичные стороны. …