Главная / Дети / «И что, что я жирная?». Как остановить травлю ребенка в школе

«И что, что я жирная?». Как остановить травлю ребенка в школе

В Челябинске – череда дебошей из-за травли детей в школах. В одном из них ребенок схватился за ружье, в другом отец жертвы избил одиннадцатилетнего обидчика.

 Издеваться могут над самым слабым или иным, чем другие, внешне.

АиФ.ru поговорил со специалистами и участниками школьных конфликтов, чтобы постигнуть, что делать, если ребенок стал жертвой травли и как победить буллинг.

Отчаявшись разобраться «по-хорошему», папа ученика одной из челябинских школ решил разобраться с обидчиком сына «по-мужски». Он пришел в учебное заведение и избил одиннадцатилетнего ребенка, какой не давал прохода его сыну. Как результат — на мужчину заведено дело, ему грозит статья Уголовного кодекса. Родители истертого подростка написали заявление в правоохранительные органы и забрали документы из школы.

«Научиться ставить на место»

Буллинг (от английского bullying) — гон, агрессивное преследование одного из членов коллектива. С этим сталкивается почти каждый школьник: кто-то был жертвой, а некто свидетелем  унижений и избиений сверстника. 

«Я была жертвой буллинга с 6 до 9 класс, — вспоминает жительница Челябинска Виктория. — Выделялась от сверстников тем, что весила под 70 кг. Ну и что, что я жирная, до сих пор недоумеваю. Но дети — самые злые из людей. Поэтому меня всегда донимали: обзывали жиромясокомбинатом; на физкультуре вставали в рядок около козла и ржали, пока я прыгала через него (а я, уместно, прыгала); меня дергали за волосы и всячески унижали. Сидеть со мной за партой считалось стыдным. Друзей у меня не было в классе. Одна девочка пыталась порой разговаривать со мной, звонила по телефону домой. Мы с ней делали вместе уроки. Но потом я поняла, что ей от меня и надо было это — списывать «домашку». И она дружила со мной, пока никто не видает. Учителя делали вид, что ничего не происходит. Им всем было на меня наплевать».

Виктория терпела унижения, а после решила ставить одноклассников на место. Не проглатывать обиды, а доводить месть каждому до конца: усиленно жаловалась преподавателям, причем требовала наказать обидчика; приводила в школу родителей, чтобы они разговаривали с одноклассниками; перестала давать списывать на заданье и сама получала лучшие оценки. Постепенно, признается девушка, от нее стали отставать: теперь ее побаивались, хотя, вероятно, и продолжали ненавидеть.

«Все закончилось, когда я выпустилась из школы и поступила в техникум, — откровенничает Вика. — Здесь бывальщины более умные и воспитанные дети. Поэтому я сейчас вспоминаю те годы и хочу сказать всем жертвам гоны: это закончится, как только вы выпуститесь из своих проклятых школ».

Травит один, но он кажется всесильным

Челябинский психолог Виктория Нагорная уверена: такого, что тяни мир против тебя, как кажется самой жертве, практически никогда не бывает. Ну разве что в фильме «Чучело». Морят более скромного или слабого, как правило, один-два человека или группа друзей. А никто из одноклассников не заступается, поэтому ребенку представляется, что против него весь мир. В этом и есть самое плохое — дети боятся идти против группки узурпаторов, как правило, из неблагополучных семейств или с тяжелыми характерами. Они отравляют жизнь тем, кто отличается: внешне, имеет физический дефект, заикается и так далее. «Станица» не дает жизни одному-двум одноклассникам, срывает уроки, грубит учителям.

«Очень важно тут внимание педагогов, — рассуждает психолог. — Именно в руках учителя возможности помирить детей, заставить их думать совместно, а не против друг друга. Я изучила труд одного учителя из Питера, который ввел такие совместные игры для детей, так взял их досуг, что о буллинге забыли в этом классе все. Они вместе ходили в театры и кино, рассаживались за парты по интересам, но обидчик вырван был признавать, что жертва в чем-то лучше его, и невольно начинал уважать этого ребенка. Почему-то работу классных глав в этом направлении принято сбрасывать со счетов. Считаю, это в корне не верно».

«Хотелось убивать»

Максим из Южноуральска вспоминает, как чету лет назад стал объектом насмешек своего бывшего друга и соседа по парте. После перелома ноги мальчишка, до этого спортсмен и чемпион школы, стал откровенно слабым на уроках физкультуры. Друг окрестил его слабаком и повадился толкаться, давать затрещины, пользуясь тем, что Максим не догонит.

«Это было невыносимо, — вспоминает сейчас уже одиннадцатиклассник, — мне хотелось убивать их, вот этих скотов, Димона и его приспешников. Мне помог лишь бойцовский клуб. Как нога пришла в норму, я записался в секцию борьбы. Димон летел по лестнице от моего удара, как птица перелётная. На этом, с первого раза, как дал отпор, закончились все издевательства».

По словам Максима, Дмитрий был неуправляемым дитятей. Он не слушался ни учителей, ни директора. Обнаглев от безнаказанности, грубил им и смеялся в лицо. Мальчик быстро понял, что закон «Об образовании» на его сторонке. Для того, чтобы отчислить ребенка из школы, нужно приложить много, очень много усилий. В частности, никакие коллективные послания родителей и одноклассников не помогут: в России обязательное образование. Отчислить могут лишь ученика старше 15 лет, закончившего 9 классов, или положительного правонарушителя. В некоторых школах есть классы для детей с девиантным поведением, но далеко не во всех.

«Мне пришлось истерить в кабинете»

С буллингом столкнулась и Светлана из Волгограда. Её 10-летнего сына затравили одноклассники. 

«Мой сын всегда был под психологическим прессингом. Нет, его не били, но постоянно психологически унижали, — рассказывает она. – Он не всегда рассказывал о том, что происходит с ним в школе. Но когда я сделалась подробно расспрашивать, выяснилось, что группа одноклассников, предводителем которой, если так можно выразиться, был самый крупный мальчишка из параллели, постоянно отбирала у моего сына еду. Отнимали деньги, швыряли личные вещи, давали моему сыну обидные клички».

В первую очередь Светлана обратилась к классному руководителю, написала на её имя докладную. Но обращение не возымело действия. Унижения так и продолжались. Дама пошла к директору.

«Он что-то начал мямлить мне невнятное в ответ вроде: «Вы понимаете, они из плохой семейства. А почему вы не обращались раньше? Куда вы смотрели?». Но какая разница, почему не обращалась раньше, я пришла к вам сейчас  — разрешите мою проблему!», — возмущается волгоградка.

Светлана говорит, что пыталась разговаривать и с родителями обидчиков. Некоторые шли навстречу, а иные просто не реагировали на её обращения.

«Я поняла, что моему сыну в этом классе делать нечего и перевела его в иной. Это далось непросто. Директор всячески увиливал. Говорил, что в других классах нет мест, что ему тяжело переписывать тарифные ставки для преподавателей. Мне пришлось буквально истерить у него в кабинете, — откровенничает волгоградка. – В итоге моего сына перевели. Сейчас у него все неплохо. Еду в новом классе у него не отбирают, не обзывают. Он завел новых друзей, да и вообще у него с одноклассниками ровные и покойные отношения. Конечно, он иногда встречает на переменах тех, с кем учился ранее. Говорит, что они называют его предателем. Но то, что ему стало учиться комфортнее – факт».

«Основой гоны всегда является насилие. Именно это определение конкретизирует проблему, не позволяет забалтывать ее, переводя происходящее в классе в плоскость банального конфликта, — находит психолог Наталья Ускова. — В этой точке родителям важно не потерять самообладание, прояснять ситуацию, собирать конкретные факты, не оценивать поведение ребенка, а всецело поддерживать и быть на его сторонке. Ведь буллинг – это болезнь, которой заражен весь класс. Помимо жертвы и агрессора есть еще свита и наблюдатели. Сами ребята ни прекратить, ни выйти из деструктивной ситуации не могут. Нужны взрослые. В связи с этим именно родителям важно немедля прекратить травлю, делая проблему публичной, привлекая внимание классного руководителя, родителей, школьного психолога, администрации. Потому если вы сталкиваетесь с "забалтыванием" пролемы внутри школы, переходите в нормативно-правовой режим, подключая департамент, полицию, СМИ. Как правило, престарелый добрый «канцелярит с заявлениями» быстро заставляет всех занять взрослую позицию и действовать сообразно своим долгам. Бездействуя, взрослые выписывают индульгенцию на насилие в детском коллективе. Последствия представить нетрудно".

Что делать?

Буллинг получил такое размашистое распространение, что на него обратили внимание в Совете по правам человека при президенте. Был разработан ряд мер, позволяющих истребить буллинг. Среди них указываются, так, такие: посредством интернета сделать так, чтобы буллинг считался постыдной моделью поведения. Те дети, что защищают жертв буллинга, должны восприниматься, как герои. Необходимо организовать телефоны доверия для жертв буллинга, какие могут использовать кодовые слова при разговоре с операторами. Все эти меры пока только в планах и на бумаге.

«Проблема гоны детей в школьных учреждениях сверстниками имеет очень давнюю историю и остро стоит практически во всех краях, — сообщил АиФ.ru Евгений Корчаго, адвокат и правозащитник, член Совета. — Поэтому предложения по разработке концепции противодействия буллингу являются необходимыми и своевременными. Однако учитывая рослую латентность проблемы и сложность ее решения, существует опасность превращения этой благой идеи в компанейщину и  формальность в погоне за статистическими показателями. Для противодействия гону необходимо культивировать здоровый психологический  климат в коллективе учеников при максимальной вовлеченности педагога во внешкольную существование класса. Только педагоги с большим авторитетом у своих учеников смогут создавать эффективные механизмы выявления и предотвращения буллинга».

Однако юрист упрашивает обратить внимание на ряд моментов. Во-первых, обычную ссору одноклассников и буллинг следует отличать. Во-вторых, ни в коем случае невозможно вершить самосуд, как папа челябинского школьника. Мужчине грозит уголовное наказание вплоть до лишения свободы. 

«Замалчивать гон, конечно, нельзя, — советует юрист. — Родителям нужно обратиться к классному руководителю, директору школы. Если это не возымеет поступок — в департамент, комитет, министерство образования, прокуратуру, полицию. Мало кто помнит, что дети могут быть на этап решения школьных проблем переведены на домашнее обучение. В случае необходимости можно сменить класс или школу, но это не вечно требуется».

«Здесь очень важно не впасть в депрессию, — дает нехитрые советы жертвам буллинга 17-летний Максим. — Я тоже был козлом отпущения. Прочёл в Сети, что нападкам подвергались и Джордж Клуни, и мой кумир Дэвид Бекхэм, и красотка Джулия Робертс. Так что я побывал в отличной компании. И сделал вывод: если ты никто, на тебя не обращают внимание. Если ты наилучший, нападают из-за обычной зависти».

По материалам: www.aif.ru

Смотрите также

Блестящий стол и батареи – враги глаз. Как спасти зрение школьников?

Среди первоклашек нехорошо видит каждый десятый ребёнок. А из выпускников школ число ребят с тем …